Статья:
22 апреля, 2016 00:36
184

Игра в сотку

Публицист Николай Яременко – о том, как воспринимать включение российского лидера в топ-100 наиболее влиятельных персон мира.

Наличие в списке журнала Time топ-100 мировых влиятельных персон российского лидера – это и признание его личного политического ресурса, и одновременно оценка влияния России на современном мировом пространстве. Здесь нет восторгов или испуганной дрожи. Есть иное, а именно — признание, что мы вовсе не страна Третьего мира, как хотелось бы при каждом удобном случае подчеркнуть некоторым мировым политикам.

Но больше чем уверен, что пляски с бубнами в зарубежных СМИ в ближайшие пару дней не избежать. Это в списке миллиардеров лучше быть не в первой сотне, а сто третьим — вроде и не на виду, не выпячиваешься, но денег при этом всё равно много. В рейтинге политиков сами места, присвоенные лидерам, имеют огромную политическую составляющую. И многие СМИ наверняка рассказ о рейтинге будут предварять заголовками наподобие "Владимир Путин упал с первого места на 29-е".

Как на это реагировать?

Скажу банальность: наверное, никак.

Составление подобных рейтингов мне чем-то очень отдалённо напоминает вручение Нобелевских премий по литературе. Вроде бы все претенденты к литературе отношение (большее или меньшее) имеют, да только победитель определяется далеко не одними литературными факторами. Даже чаще всего совсем не литературными. Так и здесь неведомые нам (хотя список экспертов тут абсолютно не важен) составители подобных рейтингов распределением мест посылают, как это принято говорить, месседжи urbi et orbi. Наличие рядом с Путиным Эрдогана буквально ноздря в ноздрю — не случайность. Но и то, что Россия всё-таки впереди Турции, — тоже отнюдь не дань алфавиту.

Я не случайно подменил фамилии лидеров названиями стран. Рейтинг от Times — смешение стилей, жанров и всего, что только можно смешать в гигантском мировом рейтинг-шейкере.

Первую строку занимает глава МВФ Кристин Лагард, что вроде как символизирует отсутствие первенства со стороны какой-либо из стран. Но есть ли у кого-то сомнения, что, как только во главе Международного валютного фонда будет человек с другой фамилией, самой Кристин Лагард в топ-сотне больше мы не увидим? Равно как и Дональда Трампа, который оказался в пятёрке, — в случае если он, конечно, не станет к концу года американским президентом.

Теги:
мнения, сми, путин, time

Другие новости