Статья:
10 мая, 2016 13:35
193

Плохая карма

Политолог Алексей Чадаев — о том, что будет с "Яблоком", если партия уйдёт вслед за Навальным.

"У каждой страны своя Apple" — была такая расхожая шутка про партию "Яблоко" в те времена, когда она ещё сидела в Думе. Подтекст шутки понятен: вот, мол, "их" "Яблоко" — это культовая хайтек-компания, а "наше" — сборище полувменяемых перестроечных интеллигентов, вечно проигрывающих выборы и торпедирующих очередные "переговоры об объединении демократических сил".

Но это поверхностная, мифологическая оценка. На самом деле роль "Яблока" в российской политике куда больше, чем те скромные проценты, которые они когда-либо набирали на выборах. Если брать кадровый аспект, выходцы из "Яблока" — помощники президента и федеральные министры, топ-фигуры "Единой России" и "Народного фронта", составляющие когорту лиц власти. Карьерная траектория Владимира Лукина (буквы Л из тройки "Явлинский — Болдырев — Лукин", от которой и пошло самоназвание "ЯБЛоко") показывает, что кадровый пул бывших "яблочников" по-прежнему котируется в Кремле.

Вместе с тем те же Навальный и Яшин — тоже ведь когда-то бывшие "яблочники". "Несистемная оппозиция" не в меньшей степени, чем "власть", черпает кадры из этого резервуара. И в этом парадокс: "юноша, делающий житьё", приходя в "Яблоко", спустя какое-то время может оказаться главой какой-нибудь федеральной службы или бонзой "партии власти", а может — уличным вождём и героем публикаций западных СМИ о героической борьбе сил свободы с путинским режимом. Оба варианта равновероятны.

Что же касается партии в целом, то ей даже после вылета из ГД в 2003-м удавалось, балансируя на грани маргинальности, в то же время удерживать авторитет одного из уважаемых и по-своему даже престижных политических брендов. Яблочники традиционно были востребованы властью как какой-никакой идейный противовес коммунистам, националистам и социал-популистам: регулярно критикуя систему, они в то же время органически, по самому большому счёту, сами были ею.

Физически ощущаемая пустота на либеральном фланге — как лужа, в которой плавают осколки мегапроектов начала 1990-х. А тогда многие всерьёз рассуждали о том, что "Демвыбор" и "Яблоко" как раз и являются прототипами двух основных сил будущей "настоящей" (т. е. без коммунистов) демократии: гайдарочубайсы, мол, будут "правыми", а яблочники — "левыми" и даже "социал-демократами". Собственно, для московской медиатусовки "настоящими демократами" только эти две силы много лет и были; все остальные — ЕР, КПРФ, ЛДПР, СР и прочие "родины" с "патриотами" и "пенсионерами" — у них проходили под соусом "пережитки советского прошлого".

Но если брать нынешний электоральный цикл, то перед выбором помянутого юноши оказалось уже всё "Яблоко" целиком. Распад Демкоалиции так или иначе толкает Навального сотоварищи на поиск альянса с брошенной когда-то ими альма-матер. Для этого альянса прекрасной декорацией служит кампания по раскрутке псковского депутата Шлосберга — многие годы довольно заурядного провинциального "депутата-демократа", которого скандалы с могилами десантников внезапно сделали федеральной звездой. Репортаж Кашина о Шлосберге — буквально по канонам дореволюционных житий святых; понятно, что в размечаемом таким образом поле Шлосберг — это вам не Явлинский и его креатура Слабунова, а форменный праведник с иконы.

Как, кстати, и Навальный пятилетней давности — тогда у тусовочки было волшебное ощущение: Лёша — святой. Любое нехорошее слово в его адрес — кощунство, и вопрос лишь в том, что делать со святотатцами: игнорировать или всё же прилюдно линчевать. Собственно, именно эту прослойку Касьянов в известном ролике называет "миньоны" — синоним привычных за зубцами "хомячков". Злобный режим запускал против святого Навального одну кампанию за другой, чем и продолжает заниматься по сей день; и вроде бы каждая по отдельности — напрасно, но в целом нимб за последние пять лет таки изрядно потускнел и осыпался.

Сегодняшний Навальный — более функция медиаполя, нежели политическая личность: эдакий оригинальный фотоблог по рекламе элитной недвижимости. Тем не менее политически Навальный по-прежнему маркирован вполне определённо: "за чертой". Можно сказать, что это теперь уже константа. Сие означает, что для "Яблока" наступает момент непростого выбора: уходить ли вслед за Навальным туда, "за черту", или оставаться по "эту" сторону? Понятно, что если ФБК+Яблоко, то никакого Явлинского на президентских выборах: не пустят. На уровне циничной политической математики это означает, что такой альянс множит "Яблоко" на ноль, а вот Навальному, напротив, продлевает его политическую траекторию.

Ну и вообще те, кто поддерживал Навального, обычно оказываются по горло в проблемах и последствиях — и чаще всего вовсе не потому, что их достаёт некая осознанная злая воля, а просто... карма плохая. Ирония российской политической истории в том, что с фразой "воры и жулики" в неё вошёл лжец и негодяй. И все, кто ставит на него осознанно и политически, — такие же лжецы и негодяи.

Если говорить о "Яблоке", каким мы его знаем все эти годы, у него есть одна фирменная черта — это пресловутая "недоговороспособность", она же "принципиальность". Это многажды им мешало и даже топило, но сейчас ровно тот случай, когда оно может их спасти. Потому что главная ценность "Яблока" не в истории, политическом капитале и позициях. А в той трогательной борьбе за остатки самоуважения, которая является основным мотивирующим фактором политического долголетия этой структуры.

В нашем сословном обществе "Яблоко" — это о том, как советский "средний класс" борется против своей люмпенизации. Отчаянно, истерично, неловко и неумело. А вот ФБК — это ровно противоположное: проект-индикатор, собирающий вокруг себя именно ментальных люмпенов, современных шариковых.

И, говоря уже не на языке политики, а на языке истории, оказаться с ними в одной лодке — значит признать, что борьба была напрасна и поражение, по факту, уже состоялось.

Теги:
мнения, партияяблоко, алексейнавальный

Другие новости